Пятница, 22 мая 2015 17:27

Попцов Сергей Алексеевич

Попцов Сергей Алексеевич (1917-1997), педагог, музыкант, ветеран Великой Отечественной войны. Был призван в армию в 1939 году. Прошел всю войну, закончил в Кенигсберге. После войны продолжил службу. До 1963 года служил в автомобильном училище. Участвовал в сводном оркестре на параде у Бранденбургских ворот в 1945 году.

Работал во Дворце пионеров и школьников им. Н.К.Крупской в 1967- 1988 годы руководителем детского духового и эстрадного оркестров.

 

О своём отце вспоминает младший сын Сергея Алексеевича – Герман Сергеевич Попцов,начальник Управления организации трудовой занятости спецконтингента,  заместитель начальника ГУФСИН России по Челябинской области:

Мой отец родился в 1917 г. в Вятке. Прослужил в армии в общей сложности 27 лет. Начинал он в 1939 г. на Дальнем Востоке, куда его призвали. Кажется, он даже поучаствовал в событиях при Халхин-Голе. За два месяца до начала войны он демобилизовался. Началась война, и его снова призвали. Так он и прослужил в армии до 1963 г. Я видел его фронтовую книжку - там список послужной, ранения… Отец был старшиной роты разведки, служил в кавалерии. Часто рисковал жизнью. Даже от Климента Ворошилова получал благодарственное письмо за хорошее содержание своей гнедой. У него и бурка была. Закончил войну в Кенигсберге (ныне Калининград). По-моему, они брали дачи Г. Геринга. Во время этих боёв он получил ранение.

Однажды, уже в последние годы жизни, он был на параде Победы. Подошёл корреспондент. Обсуждали тему войны, и отец рассказал, что участвовал в сводном параде у Бранденбургских ворот. [Речь идёт о Берлинском параде Победы союзных войск во Второй мировой войне. Парад состоялся 7 сентября 1945 г. в Берлине. – Н. Р.]

…Любовь к музыке у него была с самого детства. Думаю, он ещё до войны начал музыке учиться, а потом профессионально заниматься ею. В армии увлечение музыкой имело продолжение. В итоге отец закончил службу в должности капельмейстера. После демобилизации он недолго был руководителем духового оркестра Дворца культуры завода имени Серго Орджоникидзе (ныне ДК "Станкомаш") [Информация нуждается в уточнении – возможно, речь идёт и о другом машиностроительном заводе, который находился по «дороге в сторону Копейска» - Н. Р.] Я помню, как мы с отцом приезжали во Дворец культуры, помню его выступления, мероприятия.

Очевидно, благодаря кругу общения с музыкантами его пригласили во Дворец пионеров, пригласил сам директор Кропотов. И он прижился и достаточно долго работал. Это по душе ему было.

Дома отец не музицировал. Музицировал только я. У меня было две специализации – по классу ксилофона и трубы. Я занимался там же в кружке при Дворце пионеров. У меня даже были сольные выступления. Это как-то само собой получилось. Вначале он просто брал меня на репетиции, а потом я втянулся.

В дворцовском коллективе обстановка была семейная. Этому во многом способствовали ежегодные летние выезды на природу. Из разных секций Дворца собирали коллектив, такую «бригаду единомышленников» - более сорока человек – и отправлялись в летний лагерь.

Помню, как он сидел вечерами, расписывал аранжировки для своего оркестра. Дома разговорам о Дворце пионеров уделялось много внимания. Он практически жил во Дворце...

Так получилось, что в нашей семье больше музыкой никто не занимается. Я «технарь» по жизни: и поступил в технический вуз, и в армии был в техническом направлении, и сейчас руковожу производством. И дети – и мои, и моего старшего брата получили технические профессии. Но то, что отец вложил в нас, останется.

 

 

О своём педагоге вспоминает Виктор Риккер,джазовый музыкант, барабанщик, солистпопулярных ансамблей «Уральский диксиленд» народного артиста России Игоря Бурко, «LiveRPool» и др.

Благодаря этому человеку я стал заниматься музыкой…Я пришёл во Дворец в 1971 году, параллельно занимался фанфарами и барабанами и играл в духовом оркестре. Сначала - на духовом теноре, потом - на духовом альте, а потом я попросился у Сергея Алексеевича на валторну. Но у валторны своей партии не было, поэтому в духовом оркестре я дублировал либо партию альтов, либо партию баритонов. Примерно через год меня взяли в эстрадный оркестр. И первым моим инструментом стала гитара. Тогда это было модно, считалось «верхом», если ты играешь на гитаре. Все же были увлечены «Битлз»!

…В эстрадном ансамбле я взял гитару, а Толя Воронин – бас-гитару, потом мы поменялись. Для начала Сергей Алексеевич дал нам разучить популярную песню «Червона рута». К нам присоединились ещё два человека - Витя Саломатов на барабанах и Слава Попов на тенор-саксофоне. Позднее наш квартет даже приглашали на слёт Научного общества учащихся. Его участники жили в гостинице «Турист». И мы там жили несколько дней, играли танцевальную программу по вечерам. И во Дворце выступали на разных мероприятиях.

Как забудешь такое?! Это же детство! Сергей Алексеевич не просто учил нас нотной грамоте, он учил пониманию музыки. Благодаря ему я получил первые навыки игры в биг-бэнде, в малом эстрадном ансамбле. И это не громкие слова. У нас не было самостоятельных репетиций, мы всё время занимались под его присмотром. Сергей Алексеевич нам помогал, он знал, как должен звучать тот или иной инструмент и весь ансамбль в целом. Он показывал нам всё, как мог, на фортепиано: он немножко владел инструментом. Он делал аранжировки, расписывал все партии. А играли мы что-то на грани с джазом.

Каким нам виделся Сергей Алексеевич? Взрослым, видевшим жизнь человеком. Он был фронтовик и всегда ходил с наградными колодками. Не выпускал папироску. Это, в первую  очередь, был военный духовой музыкант, который всю жизнь играл в духовом оркестре. Он играл на баритоне, на тромбоне, но, к сожалению, я почти не слышал, как он играет, потому что когда я начал заниматься, Сергей Алексеевич был уже в возрасте. Не мог, как прежде, играть, зато был такой «живчик», всегда нам всё объяснял.

Он никогда не навязывал репертуар. В старшем эстрадном ансамбле под его руководством играл мой брат [Владимир Риккер – ныне известный джазовый музыкант, контрабасист, солист ансамбля «Уральский диксиленд» - Н.Р.]. В их репертуаре было всё – модные тогда инструментальные композиции американской группы «Ventures», что-то из «Битлз». Он соглашался, так как это не выходило за рамки дозволенного. Воспринимал, как красивую современную музыку, помогал в аранжировках.

Через «школу» Попцова прошло очень много челябинских музыкантов. Это мы с братом, гитарист Владимир Конюхов, братья Олег и Вячеслав Тергалинские... Сергей Алексеевич был для нас, как отец родной. Такая дружба была в коллективе! Он дружил с нашими родителями, интересовался всем - чем ребёнок занимается помимо Дворца пионеров, узнавал, как в школе учится. Мы ведь даже должны были показывать во Дворце свои школьные табели успеваемости. Нас контролировали, чтобы занятия во Дворце не отвлекали от основной учёбы.

Материалы предоставила музыковед и журналист Наталья Риккер

Прочитано 1784 раз Последнее изменение Четверг, 07 февраля 2019 13:06

Оставить комментарий


Оставляя свой комментарий на сайте, Вы даёте согласие на обработку Ваших персональных данных с целью комментирования статьи, соглашаетесь, что Ваши персональные данные будут обрабатываться в соответствии с законом 152-ФЗ "О персональных данных", а также принимаете условия Политики в отношении обработки и защиты персональных данных и Пользовательского соглашения.

С полным текстом Политики в отношении обработки и защиты персональных данных и Пользовательского соглашения можно познакомиться в разделе "Информационная безопасность".